Опыт применения противником ручного противотанкового оружия в Берлинской операции

Автор:: Андрей Кравченко Опубликовано:: 2010-04-20 18:04:45

Фаустпатроны (красноармейцы, не очень разбиравшиеся в терминологии, так называли все кумулятивное ручное противотанковое оружие вермахта) стали выпускаться еще в 1943 г., но до определенного момента они не причиняли большого беспокойства. Летом 1944 г., в Белоруссии бойцы Красной Армии находили целые штабеля неиспользованных фаустпатронов. Советским командованием было высказано предположение, что оружие с такой малой дальностью стрельбы тяжело использовать психологически. Резко повысившаяся эффективность применения фаустпатронов в Германии в начале 1945 г. заставило руководство Красной Армии пересмотреть свое отношение к этому оружию...

"Ось нашего наступления проходила по улице
Вильгельмштрассе, упиравшейся в парк Тиргартен,
что неподалеку от имперской канцелярии и Рейхстага.
Очень мешали нам фаустники. Засядет иной в
канализационном колодце или в подвале дома
и бьет по вырвавшимся на улицу танкам. Выпустит
фаустпатрон - и машина запылала".
М.Е. Катуков "На острие главного удара"

Один из устойчивых стереотипов Второй Мировой войны связан с применением ручного противотанкового оружия в городских боях при штурме Берлина. Однако, при ближайшем рассмотрении рассказы о великих и ужасных "фаустниках", как главной опасности для танков в Берлине, оказываются в основном, продуктом мемуарной литературы. Именно такой пример вынесен в эпиграф к этой статье.

{phocagallery view=category|categoryid=135|imagerandom=0|detail=5|limitstart=0|limitcount=9|displayname=1|displaydetail=0|displaydownload=0|bordercolor=#ffffff|imageshadow=shadow1|bordercolorhover=#cfcfcf|bgcolor=none|bgcolorhover=none|overlib=2|type=0}

Из воспоминаний участников боев совершенно не ясно, сколько именно единиц бронетехники потеряла Красная Армия при штурме Берлина от знаменитых "фаустпатронов". В мемуарах же искать точные цифры станет лишь самый оптимистичный исследователь. Интересно, что расплывчатые оценки применения немцами ручного противотанкового оружия, уверенно перекочевали из воспоминаний участников боев в научно-популярную литературу. "Во время Восточно-Померанской операции, например, во 2-м мехкорпусе 2-й гвардейской танковой армии 60% потерянных танков были подбиты «панцерфаустами». Приходилось не только снабжать танковые подразделения пехотным десантом (обычный прием в РККА еще с начального периода войны), но и выделять специальные группы стрелков и автоматчиков для борьбы с «фаустниками». В боях на подступах к Берлину весной 1945 г. потери танков от «фаустпатронов» составили от 11,3% до 30% (по разным армиям), в уличных боях в Берлине еще выше. Около 10% танков Т-34, потерянных в ходе Берлинской операции, были подбиты «фаустниками» (хотя высокий процент потерь танков в уличных боях был выявлен еще до появления «панцерфауста»)". Цитата приведена по статье С. Федосеева "Пехота против танков" ТиВ, №2 2002 г. К сожалению, из данной статьи совершенно не ясно каковы же все-таки были потери танков от "фаустников" в Берлине. 11,3%, 30%, или 10%? К тому же 2-го мехкорпуса во 2-й гв. ТА во время проведения Восточно-Померанской операции вообще не было.

Существуют более реальные цифры потерь танков от применения ручного противотанкового оружия. Например, в написанном в июне 1945 г. "Докладе о боевых действиях 1 гвардейской танковой армии в Берлинской операции (16.04-2.5.1945)". Доклад подписан начальником штаба 1-й гв. ТА генерал-лейтенантом М.А. Шалиным и начальником оперативного отдела полковником М.Т. Никитиным.

Всего с 16 апреля по 2 мая 1945 г. армия М.Е. Катукова потеряла безвозвратно 232 танка и САУ. По типам боевых машин потери распределились следующим образом:

Наличие к началу операции и безвозвратные потери танкового парка 1-й ТА в Берлинской операции
Танки и САУ Т-34 ИС-2 ИСУ-122 СУ-85 СУ-100 СУ-76 СУ-57*
в строю на 16.04 433 64 20 17 41 58 76
Потери 185 12 3 5 8 16 3

* -американская самоходка Т-48, поставляемая по ленд-лизу (57-мм ПТО на базе полугусеничного БТР).

Итак, из 709 единиц бронетехники армия М.Е. Катукова потеряла безвозвратно 232 машины, что составляет 32%. Эти потери можно охарактеризовать, как умеренные. Для примера, под Курском в 1943г., из 645 танков Т-34, Т-70 и Т-60 1-й гв.ТА, участвовавших в боях 5-20 июля 1943 г., было выведено из строя 530 бронеединиц, в том числе безвозвратно - 358 машин (67%). Причем из 525 танков Т-34 было потеряно безвозвратно 316 единиц, т.е. 60% (ЦАМО РФ ф.299, оп.3070, д188, л.99). В Берлинской операции из 433 танков Т-34 было потеряно 185 машин (42%). К сказанному необходимо добавить, что цифры за июль 1943 г. включают потери только 3-го МК, 6-го и 31-го ТК 1-й гв.ТА. Потери приданных частей были даже выше (180-я ТБр из 43 танков Т-34 потеряла 37 машин, в том числе безвозвратно - 33 ед.) Получается, что в оборонительном сражении на Курской дуге матчасть 1-й гв.ТА была выбита за две недели боев. Армия потеряла свой танковый парк гораздо быстрее, чем в наступлении через Зееловские высоты и в уличных боях в Берлине. Разница между 1943 и 1945 годами становится видна невооруженным взглядом.

За время уличных боев в Берлине армия М.Е. Катукова потеряла безвозвратно 104 бронеединицы, что составляет 45% к общему числу потерь и всего 15% к числу боевых машин, находившихся в строю к моменту начала операции. То есть, штурм Берлина дал меньшую часть потерь 1-й гв.ТА.

Какие же средства ПТО выбивали советские танки в Берлине и на Зееловских высотах? Подбитые танки были выборочно осмотрены. Сбор статистики (во всяком случае с середины 1942 г.) был обязательной процедурой. Отчеты по боевым повреждениям отправлялись в ГАБТУ РККА. На 75 безвозвратно потерянных танков и САУ 1-й гв.ТА повреждения распределились таким образом: из 65 осмотренных танков Т-34 потеряны от артиллерийского огня 58 машин, от ударов с воздуха - 2 машины и 5 танков были подбиты "фаустпатронами" (ЦАМО РФ, ф.299, оп.3070, д.771, л.57). Все 7 осмотренных тяжелых танков ИС-2 были подбиты артиллерией. Из трех осмотренных ИСУ-122 2 самоходки подбиты артиллерией, а еще одна - "фаустпатроном". Всего в 75 уничтоженных и осмотренных танках и САУ было 113 попаданий, причем 60 (53%) приходились на борта корпуса, 16 (14,6%) в лоб корпуса, 6 (5,3%) в корму, 27 (23,9%) в башню и 4 (3,5%) в ходовую часть (ЦАМО РФ, ф.299,д. 771, л.57).

Кроме того, за весь период проведения оперции 199 бронеединиц получили повреждения, не приведшие к гибели машины. Осмотрены 103 танка и САУ, получившие 199 попаданий, причем большая часть попаданий, не приведших к уничтожению боевой машины, приходилась на лобовую броню. Среди осмотренных поврежденных танков и САУ только 17,4% имели попадания в борт.

Следовательно, согласно статистическим данным, в 1-й гв.ТА от действия фаустпатронов было потеряно только 4% бронетехники. Если принять этот процент, как основу, то получается, в Берлине было потеряно от огня "фаустников" всего 8, или в худшем случае 10 машин. В масштабах танковой армии это - крохи.

Довольно большой статистический материал нашелся в "Докладе о боевых действиях 2-й гв. танковой армии в составе 1-го Белорусского фронта по разгрому Берлинской группировки противника и овладению г. Берлин". За время операции армия С.И. Богданова безвозвратно потеряла 204 боевых машин. По типам они распределялись таким образом (ЦАМО РФ, ф.307, оп.4148, д.336, л.105):

Танки и САУ Т-34 М4А2 "Шерман" ИС-2 ИСУ-122 СУ-100 СУ-85 СУ-76
В строю на начало операции 305 176 32 41 46 11 53
Потери 123 53 7 7 7 1 6

Соответственно, безвозвратные потери 2-й гв. ТА составили 31% (от 664 единиц бронетехники, имевшейся к началу опреации), что соотносится с потерями армии М.Е. Катукова. За время уличных боев в Берлине 2-я гв.ТА потеряла безвозвратно 52 Т-34, 31 М4А2 "Шерман", 4 ИС-2, 4 ИСУ-122, 5 СУ-100, 2 СУ-85, 6 СУ-76, что составило 51% общих безвозвратных потерь и 16% от численности к началу операции. Кроме них получили боевые повреждения, но позже были восстановлены 92 бронеединицы. Всего было выведено из строя 576 танков и САУ, из них от артогня - 259 ед., от мин - 25, от действий авиации - 29, от фаустпатронов - 106, застряли - 22, сгорело - 135 (видимо причину гибели сгоревших машин невозможно было однозначно установить). Естественно, что в категории "выведено из строя" идет двойной, а то и тройной счет за счет поврежденных машин снова введенных в строй. Из общего числа выведенных из строя танков Т-34 108 было подбито артиллерией и 65 машин - фаустпатронами.

Если предположить, что потери на улицах Берлина составили даже 20% (общие и безвозвратные) от общего количества бронетехники 2-й гв.ТА, то армия С.И. Богданова потеряла от огня фаустников при штурме города 10 Т-34, 6 "Шерманов" и 1 ИС-2. Но все же, потери 2-й гв.ТА от огня фаустпатронов были выше, чем в 1-й гв.ТА. Это объясняется в первую очередь тем, что армия С.И. Богданова действовала в городе самостоятельно, не будучи распределена как средство непосредественной поддержки пехоты между стрелковыми корпусами общевойсковых армий. Не спасали даже сетчатые экраны, установленные в 600 мм от брони (в отчете указывалось, что диаметр пробоины от фауспатрона уменьшался в два раза, но пробитие брони все равно имело место).

Фаустпатроны (красноармейцы, не очень разбиравшиеся в терминологии, так называли все ручное кумулятивное противотанковое оружие вермахта) стали выпускаться еще в 1943 г., но до определенного момента они не причиняли большого беспокойства. Летом 1944 года в Белоруссии бойцы Красной Армии находили целые штабеля неиспользованных фаустпатронов. Советским командованием было высказано предположение, что оружие с такой малой дальностью стрельбы тяжело использовать психологически. Резко повысившаяся эффективность применения фаустпатронов в Германии в начале 1945 года заставило руководство Красной Армии пересмотреть свое отношение к этому оружию. Свою роль в этом вопросе сыграл перенос боевых действий на территории с плотной застройкой, возросшие плотности обороняющихся войск противника и улучшение характеристик фауспатронов. С сентября 1944 г. стали выпускаться модификации с повышенной дальностью и скоростью гранаты.

Тактико-технические характеристики ручных противотанковых кумулятивных средств вермахта 1944-1945 гг.
Название Калибр (мм) Вес заряда (кг) Начальная скорость (м/с) Дальность (м) Бронепробиваемость (в калибрах)
Граната "Малый фаустпатрон" 95 0,73 28 30-50 1,35
Граната "Большой фаустпатрон" 150 1,66 28 30-50 1,65
Мина к РПГ "Оффенрор"* 88 0,66 80 150 2
Граната к станковому гранатомету обр.43г "Пупхен" 88 0,66 160 800 (по ТТХ)** свыше 2

* Также известно, как "Панцершрек"
** Реальная эффективная дальность стрельбы не превышала 300 м.


{phocagallery view=category|categoryid=135|imagerandom=0|detail=5|limitstart=9|limitcount=9|displayname=1|displaydetail=0|displaydownload=0|bordercolor=#ffffff|imageshadow=shadow1|bordercolorhover=#cfcfcf|bgcolor=none|bgcolorhover=none|overlib=2|type=0}

К началу Берлинской операции были выработаны довольно эффективные тактические меры по снижению потерь от ручных ПТС. В "Отчете о работе отдела эксплоатации УК БТ и МВ 1-го Украинского фронта за период с 1 апреля по 9 мая 1945 г.", сказано:

"За последний период противником в широком масштабе применялось противотанковое средство - фаустпатрон. Одним из мероприятий, направленных в борьбе против фаустников, являлся интенсивный автоматный огонь пехоты и десанта, повышенная скорость танков и СУ в районе действия фаустников. Частям было дано распоряжение шифротелеграммой, предусматривающее эти мероприятия. За отчетный период число поражаемости танков и СУ фауст-патроном значительно снизилось. Так, например, с 1.3 по 1.4 поражаемых случаев танков и СУ фауст-патроном было 192, а за этот период оно составляет 94"
(ЦАМО РФ, ф.236, оп.2704, д.200, л.262).

К примеру, 3-я гв.ТА П.С.Рыбалко, входившая в состав 1-го Украинского фронта прекрасно зарекомендовала себя в уличных боях в Берлине. За время штурма города танкисты 3-й гв.ТА выпустили 18 тыс. 85-мм снарядов. Некоторые машины за день боя расходовали до 5 боекомплектов!

За Берлинскую операцию армия П.С. Рыбалко потеряла 191 танк, из них 174 - безвозвратно, и 40 САУ, из них 30 - безвозвратно. К началу операции в армии было боеготовых танков 431, САУ - 201 ед., а всего 632 единицы. При прорыве обороны немцев на р. Нейсе армия потеряла безвозвратно 53 танка и 9 САУ. Остальные 121 танк и 21 САУ были потеряны на подступах к Берлину и в уличных боях за Берлин. Непосредственно, в самом Берлине за 9 дней боев с 23 апреля по 2 мая 1945 г. армия потеряла безвозвратно 99 танков и 15 САУ, что составило 18% бронетехники, имевшейся к началу операции (ЦАМО РФ,ф.315,оп.4440,д.676,л.43).

В общем, по 1-му Украинскому фронту из 935 выведенных из строя за период с 1 апреля по 9 мая 1945 года 625 танков Т-34-85 были выведены из строя артиллерией (289 безвозвратно) и только 37 машин (12 безвозвратно) - фаустпатронами. В данном случае получилось, что удельный вес потерь от фаустпатронов оказался лишь 6% от общих потерь и 4% от безвозвратных потерь. В первые месяцы 1945 г. потери от фаустпатронов были гораздо выше. С 12 января по 5 апреля 1945 г. на 1072 танка Т-34, подбитых артиллерией, было 115 машин, подбитых "фаустниками". Тактические приемы, отработанные к штурму Берлина, весьма улучшили ситуацию. Даже авиация (вечный аутсайдер в поражении танков) существенно превзошла результат фаустпатронов. Из 935 Т-34-85 - 62 танка поражены ударами с воздуха, безвозвратно потеряно от авиации 27 машин (следует сказать, что некоторое количество машин пострадало от "дружественного огня" штурмовиков Ил-2).

Статистика по другим типам боевых машин не меняет картины. Из 89 выведенных из строя ИС-2 от фаустпатронов пострадали 2 танка (оба безвозвратно). Это 2% потерь. Из 56 выведенных из строя ИСУ-152 18 были выведены фаустпатронами (7 безвозвратно). Из 66 подбитых СУ-85 только 8 машин подбиты фаустпатронами (безвозвратно - ни одна). Из 231 выведенных из строя СУ-76 только 9 машин было повреждено фаустпатроном (5 машин безвозвратно). Опять единицы процентов, причем Т-34-85 и СУ-76 были наиболее массовыми образцами бронетехники, принимавшими участие в Берлинской операции.

Вполне очевидно, что потери от фаустпатронов составляли единицы процентов потерь советских танков в Берлинской операции. Несмотря на ввод танков на улицы крупного города, потери от ручных ПТС оказались даже ниже, чем при операциях в "чистом поле" в начале 1945 г. Произошло это потому, что, как уже отмечалось, в подготовительный период операции были отработаны методы борьбы с "фаустниками", а в период проведения операции от Берлина были отрезаны крупные силы немецкой армии и оборона города во многом легла на плечи неподготовленных фольксштурмистов.

Применение штурмовых групп в Берлине является выдающимся примером боевых действий в городских условиях . Классическая штурмовая группа танковой армии образца мая 1945 г. состояла из роты танков, роты пехоты, взвода САУ, 1-3 противотанковых орудий и подразделения саперов. В отчете 2-й гв.ТА действия штурмовых групп в Берлине описано так:

"Впереди по обеим сторонам улицы продвигались небольшие группы автоматчиков с задачей - уничтожать "фаустников", снайперов, засевших в домах, и подавлять огневые точки. Группы автоматчиков, следующие по разным сторонам улицы, поддерживали огнем друг друга. В 50-100 метрах за ними, преимущественно в шахматном порядке, следовали танки, которые вели огонь в том же порядке, что и автоматчики. Задачей танков являлось - уничтожение пулеметных гнезд, орудий и домов, в которых гитлеровцы упорно сопротивлялись. Вместе с танками и за танками непосредственно следовали автоматчики, которые защищали танки от "фаустников" и очищали дома от противника. ПТ орудия, входящие в состав штурмовой группы, вели огонь прямой наводкой по ПТ средствам противника. Иногда приходилось орудия прямой наводки устанавливать на верхних этажах зданий для лучшего обстрела противника".
(ЦАМО РФ,ф.307,оп.4148,д.336,л.88)

Такая тактика, известная как "елочка" позволяла минимизировать потери, как пехоты, так и танков.

Об эффективности танков в городе много сказано командующим 2-й гв.ТА С.И.Богдановым, на научной конференции, посвященной изучению опыта Берлинской операции: "Мы воочую убедились, что уличные бои для танков не так страшны, как нам кажется. Я считаю, что если у кого есть такое мнение, то его надо изменить, т.к. оно неверное. Прежде всего, танк представляет из себя, могучее подвижное орудие, которое значительно подвижнее обычной пушки, которая идет с расчетом. Это факт. Мне нужно туда три снаряда пустить, я кнопку нажал, развенул башню и веду огонь. Обычная пушка на узкой улице так не развернется. Танк - пушка серьезная, он не признает мелких снарядов, осколков, не признает пуль, которые бьют по расчету обычной пушки, а поэтому танк в уличных боях должен быть таким же хозяином поля боя, как и на обычной местности". И далее про фаустпатрон: "Я не могу согласиться с тем, что фаустпатрон являлся препятствием для танковых войск. Я считаю, что это переоценка фаустпатрона в Берлинской операции. Почему? Фаустпатрон находился в руках необученного, морально, физически и военно не подготовленного солдата германской армии фольксштурма, и поэтому он не являлся таким грозным оружием для нашего советского непревзойденного танка Т-34. Во время наступления я очень серьезно разговаривал со своими командирами корпусов, командирами бригад, личным составом и выяснил, что фаустпатрон является жупелом, которого иногда группы или отдельные танки боялись, но повторяю, что в Берлинской операции фаустпатрон не является таким страшным оружием, как представляют некоторые".

Ему вторит и один из самых известных, и успешных советских танковых военоначальников, командующий 3-й гв. танковой армией Павел Семенович Рыбалко:

"В рамках крупнейшей операции против германской столицы, в которой приняло участие четыре полевых и четыре танковых армии двух фронтов, использование танковой армии для непосредственного наступления на такой крупный город, каким является Берлин, и борьба на его улицах приобретает крупный оперативно-тактический интерес. Сложившаяся оперативно-стратегическая и политическая обстановка в финальном этапе войны требовала быстрого захвата германской столицы. С падением Берлина предвиделся крах Германии, деморализация ее армии и неизбежно скорая капитуляция.

В данных условиях обстановки использование танковой армии для непосредственной борьбы внутри крупного города диктовалось необходимостью. Сковывание ценнейших качеств танковых и механизированных войск - подвижности, применение таких войск в условиях, где они не могут использовать полностью своих боевых возможностей - огня на предельную дистанцию и мощи таранного удара - оправдывается важностью операции и ее решительными результатами.

Применение танковых и механизированных соединений и частей против населенных пунктов, в том числе и городов, несмотря на нежелательность сковывать их подвижность в этих боях, как показал большой опыт Отечественной войны, очень часто становится неизбежным. Поэтому надо этому виду боя хорошо учить наши танковые и механизированные войска".
(ЦАМО РФ,ф.315,оп.4440,д.676,л.55)

Армия, вошедшая в Берлин в 1945 г., кардинально отличалась не только от РККА образца 1941 г., но и от Красной Армии середины 1943 г. Подводя итоги можно сказать, что, во-первых, потери, понесенные советскими танковыми соединениями в ходе Берлинской операции от огня фаустпатронов, сильно преувеличены, и рассказы (опять же преувеличенные) о массовых случаях подбития бронетехнки с их помощью относятся, скорее, к началу 1945 г. И во-вторых, введение крупных масс танков в большой город является оправданным и при грамотном взаимодействии танков и пехоты не приводит к тотальному "выбиванию" бронетехники.

 

Источники:
"Русский архив: Великая Отечественная: Битва за Берлин" М. Терра, 1995 г.
М. Постников. "Бронезащита танков КВ и ИС 1941-1945 гг." М. Экспринт, 2004 г.
А. Исаев "Георгий Жуков" М. Яуза, 2006 г.

Литература по теме:

{article=580}