Коктейль Молотова

Автор:: Валерий Потапов Опубликовано:: 2005-04-25 13:50:56

Горькие дни сорок первого... Немецкие танковые колонны, используя тактику фланговых обходов, разрезают нашу оборону. В частях Красной Армии начинается "снарядный голод": большинство артиллерийских складов, расположенных рядом с границей, захвачены. В этой критической ситуации Государственный Комитет Обороны 7 июля 1941 года принимает решение об использовании в борьбе с танками бутылок с горючей смесью. Это позволило в предельно короткие сроки...

{phocagallery view=category|categoryid=83|imagerandom=0|detail=3|limitstart=0|limitcount=2|displayname=1|displaydetail=0|displaydownload=0|bordercolor=#ffffff|imageshadow=shadow1|bordercolorhover=#cfcfcf|bgcolor=none|bgcolorhover=none|overlib=2|type=0}

Горькие дни сорок первого... Немецкие танковые колонны, используя тактику фланговых обходов, разрезают нашу оборону. В частях Красной Армии начинается "снарядный голод": большинство артиллерийских складов, расположенных рядом с границей, захвачены, у красноармейцев практически нет никаких противотанковых средств. В этой критической ситуации Государственный Комитет Обороны 7 июля 1941 года принимает решение об использовании в борьбе с танками бутылок с горючей смесью. Это позволило в предельно короткие сроки дать бойцам достаточно эффективное противотанковое средство. Как и многие другие виды оружия, оно быстро получило солдатское прозвище - его стали называть "коктейлем Молотова" (по имени тогдашнего зама Сталина по Госкомобороне). "Коктейль" получил своё название во время советско-финской войны. Председатель СНК Вячеслав Молотов в одном из своих радиовыступлений заявил, что советская авиация "не бомбит Финляндию, а скорее сбрасывает голодающим финнам продовольствие". С чувством юмора у финнов было все в порядке, и они тут же окрестили советскую авиационную бомбу РРАБ-3 "хлебной корзиной Молотова". Свои зажигательные бутылки финны назвали "коктейлем для Молотова". С течением времени название трансформировалось и превратилось в просто "Коктейль Молотова".

Сегодня многие полагают, что принцип "бензиновой бомбы" восходит к Испанской гражданской войне 1936 года, в которой националисты использовали наполненные бензином бутылки в качестве эффективного противотанкового оружия против советских танков Т-26 и БТ-5. Однако история применения подобных боеприпасов начинаеться немного раньше: на Кубе во время Войны за независимость. По крайней мере, так утверждают кубинские историки и даже называют точную дату появления этого оружия: 20 июля 1895 года, когда отряды кубинских повстанцев-мамби осадили испанский гарнизон в Байре. Повстанцы потребовали капитуляции, пригрозив в противном случае применить некое "новое секретное оружие". Получив решительный отказ, они пустили в ход бутылки, наполненные керосином, с подожженными фитилями. Психологический эффект и устрашение огнем было столько сильными, что уже через полчаса испанцы выбросили белый флаг.

Во время боевых действий в Испании в 1936-38 гг., испанцы заполняли бутылки бензином, пробку обматывали паклей и затыкали бутылку. В нужный момент выступающие концы пакли поджигались, и бутылку бросали в цель. Горящий бензин проникал в боевое отделение, что приводило к пожару внутри танка и детонации боекомплекта, а попадая в моторно-трансмиссионное отделение, бензин легко поджигал двигатель.

Спустя некоторое время столь несовершенный способ воспламенения усовершенствован благодаря химическому воспламенителю, по существу, являвшемуся видоизмененным запалом Кибальчича для ручных бомб. На вооружение Красной Армии поступили зажигательные бутылки двух типов: с самовоспламеняющейся жидкостью КС или с горючими смесями №1 и №3, представляющими собой загущенный отверждающим порошком ОП-2 автомобильный бензин, - по сути, это был прообраз современного напалма. Смесь КС, как правило, разливалась в бутылки вместимостью 0,5-0,75 л и закупоривалась резиновой пробкой, закрепленной на горлышке проволокой и изоляционной лентой. Жидкость горела ярким пламенем в течение 1,5-3 мин, развивая температуру до 1000°С. Зажигательные бутылки с горючей смесью №1 и №3 закупоривались обычными корковыми пробками. Для поджога смеси применяли специальные ампулы с жидкостью, воспламеняющейся от контакта с горючей смесью в момент разрушения бутылки и ампулы при ударе о броню танка. Ампулы либо прикрепляли резинкой снаружи бутылки, либо вкладывали внутрь ее. С этой же целью использовались особые спички в виде палочек, покрытых по всей длине зажигательным составом. По две таких запал-спички резинками прикрепляли к цилиндрической части бутылки. Зажигали их перед броском специальной теркой или обычным спичечным коробком (поставлялись в комплекте с каждой бутылкой). Содержимое такой бутылки, разбитой на броне, горело 40-50 секунд, развивая температуру до 800°С. При отсутствии запал-спичек бутылки рекомендовалось применять в такой последовательности: сначала бросали бутылку с жидкостью КС, а затем одну или две бутылки со смесью № 1 или № 3.


Тактика действий солдата, вооруженного "коктейлем Молотова", на первый взгляд не сложна. Расположившись в укрытии, необходимо было подпустить танк на расстояние 15-20 метров и бросить в него бутылку, стараясь попасть либо в моторную часть, либо под погон башни. Все это просто на бумаге, но не в условиях реального боя, когда танковая атака сопровождается мощной артиллерийской поддержкой, а за танками наступает вражеская пехота. Нередко, когда боец замахивался для броска, пуля или осколок пробивали бутылку со смесью, и человек превращался в живой факел. Имена некоторых из них, например морского пехотинца Михаила Паникахи, награжденного посмертно за свой подвиг под Сталинградом Золотой Звездой Героя (правда, только спустя 45 лет после войны, в 1990 году), дошли до нас, но большинство солдат, до конца выполнивших свой долг, так и остались неизвестными.

Основная причина несрабатывания самодельных "бутылок с горючкой" - слишком большое количество горючей смеси в бутылке. Полная бутылка не загорается быстро после удара, так как, например, бензин сам по себе не горит - горят его пары, а в полной бутылке нет места для накопления паров бензина. Оптимальное заполнение бутылки - от 1/2 до 2/3. Иногда перед применением бутылки с "горючкой" специально смачивали керосином (реже - бензином - он дороже и слишком летуч). Эта хитрость уменьшала время детонирования.

Этим недостатком не обладали бутылки с КС, они могли наполняться почти под горлышко, поскольку в них использовались специальные типы горючих смесей с иными факторами воспламенения.

Проведенные в 1941 году эксперименты показали, что далеко не всякая тара подходила на роль зажигательных бутылок. Например, из бутылки (сосуды) из толстого стекла вообще не годились, также плохо подходили бутылки с коротким горлышком.

Бутылки с горючей смесью использовались не только как оружие ближнего боя. На танкоопасных направлениях, помимо минных полей, устраивались поля из бутылок с КС, которые в нужный момент подрывались обычным ружейно-пулеметным огнем. А для борьбы с пехотой наши бойцы использовали так называемые "миноогнефугасы". В ямы, отрытые перед передним краем, укладывались до 20 бутылок и небольшие заряды ВВ, подрываемые дистанционно. Площадь сплошного поражения такого фугаса составляла в среднем 250 м2. Американцы, считавшие одно время зажигательные бутылки примитивным оружием, проанализировав опыт Второй Мировой войны, взяли их на вооружение и, используя в качестве зажигательной смеси напалм, широко применяли как противопехотные огнефугасы во время войны в Корее (1950-1953 гг). Пришлось испытать "коктейль Молотова" на себе и советским танкистам при вводе войск в Прагу в 1968 году. Да и события октября 1993 года в Москве опять напомнили об огненном "коктейле", и только своевременные действия милиции предотвратили тогда его "массовое потребление".

Справедливости ради надо отметить, что сегодня уничтожить современный танк (или БМП) зажигательной бутылкой практически нереально, хотя можно повредить часть его навесного оборудования. В Великую Отечественную практически у всех танков крышки МТО с воздухозаборником затягивались сетчатыми экранами, от которых бутылка не разбивалась, а отскакивала. Именно поэтому применение зажигательных бутылок в ВОВ носило лишь эпизодический характер и не получило широкого применения.

Источник: использованы материалы журнала "Оружейный Двор", №2 1996.