Противник по-королевски

Автор:: zmerus Опубликовано:: 2005-09-25 16:04:32

2-й танковый батальон Коробова в течение дня вел бой с танками противника западнее высоты 247,9. К исходу дня 53-я бригада заняла оборону по ее южной части - 300 м восточнее деревни Оглендув в готовности для наступления в направлении на Шедлув. Два танка 3-го ТБ с ротой автоматчиков в десять вечера атаковали деревню, которую к восьми часам утра удалось полностью очистить от противника. После чего 3-й ТБ закрепился на окраине...

{phocagallery view=category|categoryid=100|imagerandom=0|detail=5|limitstart=0|limitcount=7|displayname=1|displaydetail=0|displaydownload=0|bordercolor=#ffffff|imageshadow=shadow1|bordercolorhover=#cfcfcf|bgcolor=none|bgcolorhover=none|overlib=2|type=0}

К 10 августа 1944 года войска 1-го Украинского фронта, форсировав р.Вислу, прорвали вражескую оборону юго-западнее польского города Сандомир и, опрокинув части 4-й танковой армии противника, значительно расширили плацдарм. Стремясь восстановить утраченные позиции по западному берегу р.Вислы, немцы срочно перебросили в район Сандомира пять дивизий (в том числе одну танковую) из группы армий "Южная Украина", пять пехотных дивизий из Германии, три пехотные дивизии из Венгрии и шесть бригад штурмовых орудий. Готовясь к немецкому контрнаступлению, советское командование осуществило перегруппировку войск. Срочно возводились оборонительные укрепления, устанавливались минно-взрывные заграждения.

С 11 августа, преднамеренно отойдя из ранее взятого местечка Шидлув и деревни Оглендув, перешли к обороне и части 6-го гвардейского танкового корпуса 3-й гвардейской танковой армии. Плацдарм к этому времени представлял собой неровное, упирающееся в р.Вислу полукольцо, в центре которого занимала оборону 53-я гвардейская танковая бригада, к левому флангу которой примыкала 52-я ГвТБр. Отрыть для машин укрытия полного профиля в песчаных грунтах не удавалось - стенки окопов тут же осыпались. Немало неприятностей эта местность доставляла и немцам. Наши танкисты неоднократно наблюдали, как в песках часто буксовали "Пантеры" и как их механикам-водителям при попытке выбраться приходилось подставлять слабую бортовую броню своих машин под огонь наших войск. В предыдущих боях за Шидлув и Оглендув эти маневры "Пантер" помогли нанести противнику серьезные потери (только за 11 августа 1944 года танкистами 53-й ГвТБр было уничтожено 8 танков противника). Поэтому 12 августа командир 53-й ГвТБр полковник В.С.Архипов со своим начальником штаба С.И.Кирилкиным, пришли к выводу, что противник по открытым песчаным полям уже не пойдет, а постарается обойти позиции бригады с флангов, поэтому на них стоит сконцентрировать все внимание.

Перед 2-м танковым батальоном майора А.Г.Коробова вся местность была как на ладони. На правом фланге, где занимали оборону танки Т-34 3-го ТБ капитана И.М.Мазурина, тянулась глубокая и широкая лощина, по которой из деревни Оглендув к местечку Сташув в тыл наших войск проходила полевая дорога. За лощиной находилось болото, где перешел к обороне 294-й стрелковый полк 97-й стрелковой дивизии.

Тянувшаяся в низине дорога, выводившая прямо к цели, не могла оказаться без внимания немцев. Чтобы прикрыть этот путь командование бригады решило на выходе из лощины на скатах безымянной высоты поставить в засаду два танка Т-34 из 3-го ТБ, поручив командовать ими заместителю командира батальона гвардии капитану П.Т.Ивушкину. Остальные танки батальона находились на основных оборонительных позициях в километре от Оглендув.

Первичные предположения о замыслах противника подтвердились уже в первых донесениях разведки, которую на ожидаемых направлениях выдвижения противника вели дозоры и три бронегруппы на танках и мотоциклах. В разведывательном донесении №53 штаба 6-го ГвТК, составленного в 19.00 13 августа сообщалось:

"В ночь с 12 на 13.08 в районе западнее Шидлув захвачены пленные фельдфебель, принадлежащий 1-й роте 501-го отдельного батальона тяжелых танков РГК, и рядовой, принадлежащий 10-й роте 79-го МП 16-й ТД, взятый в районе Поник.

Фельдфебель показал, что на ст.Конеуполь после выгрузки 501-го отдельного батальона тяжелых танков РГК выгружалась танковая дивизия неизвестной ему нумерации. 501-й ТБ состоит из трех ТР и роты снабжения.

Батальон прибыл в составе 40 танков, 20 из них типа "Пантера" и 20 - T-IV. В Хмельник прибыло до 30 танков, остальные вышли из строя и требуют легкого ремонта".

Прибытие 501-го отдельного батальона тяжелых танков под командованием майора фон Легата, само по себе говорило о многом. В июле - августе 1944 года батальон прошел переформирование в учебном центре в Ордруфе (Ohrdruf) и получил новую материальную часть - гордость немецких танковых конструкторов, загодя нареченными "всесокрушающими" - танки "Тигр-Б".

Однако низкая надежность "сырой" машины (разрабатывать которую начали еще в 1942 году, но до "ума" так и не довели) привела к тому, что на Восточный фронт 5-го августа батальон был отправлен в неполном составе, поскольку 14 танков с различными неполадками было сосредоточено в 1-й роте, которая осталась в учебном центре.

9-го августа батальон прибыл в Польшу и разгрузился на станции Консуполь в районе города Кельце. Как показали пленные, из 40 танков только половина была тяжелыми танками "Пантера", остальные в последний момент дополнили Pz Kpfw IV. Позже выяснилось, что слова пленных о прибытии "Пантер" были неправдой. Скорее всего пленные пытались скрыть от противника появление на фронте секретной новинки, поскольку эти "Пантеры" оказались новейшими "Королевскими Тиграми".

В ходе короткого марша от станции выгрузки до штаба 16-й ТД, расположенного в районе Хмельник, на трех километрах пути осталось 10 неисправных танков. Потратив пару дней на ремонт и подготовку материальной части, батальон 11 августа совершив 2-км марш, достиг местечка Шидлув. Так как марш снова сопровождался поломками новых машин, то к исходу дня в строю батальона находилось лишь 11 исправных танков "Тигр-Б" - которым и пришлось принять боевое крещение в наступлении на Сташув.

Здесь необходимо отметить, что силы 6-го ГвТК отнюдь не обеспечивали советским танкистам значительного численного превосходства: немцам противостояли девять боеспособных Т-34-76 из 53-й ГвТБр, девять Т-34-76 и десять Т-34-85 52 ГвТбр, а занимавшая (на севере) оборону 51-я ГвТБр в своем составе имела одинадцать танков Т-34-76 и четыре танка Т-34-85. У Сташува находились также одинадцать тяжелых танков ИС-2 и один танк ИС-85, принадлежавших 71-му ОГвТТП.

С середины ночи с 12 на 13 августа все отчетливее доносился нарастающий гул танковых двигателей в глубине немецких позиций. Перед рассветом командир 53-й ГвТБр вернулся из штаба к своему танку, служившего наблюдательным пунктом и находившимся в боевых порядках 1-го ТБ, машины которого скрывала гряда невысоких песчаных дюн. Впереди справа простиралась лощина с уходившей на Сташув дорогой. Слева на поле были разбросаны копны соломы, в которых и были замаскировали танки Ивушкина. Ближе к выходу из лощины стояла "тридцатьчетверка" младшего лейтенанта А.П.Оськина, в экипаж которого входили: механик-водитель А.Стеценко, командир орудия А.Мерхайдаров, радист А.Грушин и заряжающий А.Халычев. Полковник Архипов с Ивушкиным по-пластунски подобрались к копне, скрывавшей танк, и, переговорив с Оськиным, приказали без команды огня не открывать.

Утро выдалось туманным. С наблюдательного пункта командира 53-й бригады уже не были видны ни околица деревни Оглендува, ни лощина, ни даже копны соломы с замаскированными танками. Тишину раннего утра прервал медленно нарастающий рокот танковых двигателей, а вскоре стал слышен и приближающийся лязг гусениц. С воздуха наплывал гул "Юнкерсов", идущих на Сташув. Затем открыла огонь немецкая артиллерия, но снаряды пронеслись высоко над передним краем бригады. Разведка противника так и не смогла обнаружить боевые порядки 53-й ТБр, не говоря уже о засаде.

В 7.00 13 августа противник под прикрытием тумана перешел в наступление на безымянную высоту одинадцатью танками "Тигр-Б" в сопровождении нескольких бронетранспортеров с пехотой. Ивушкин доложил на НП:

"Танки пошли. Не вижу, но слышу. Идут лощиной".


{phocagallery view=category|categoryid=100|imagerandom=0|detail=5|limitstart=7|limitcount=6|displayname=1|displaydetail=0|displaydownload=0|bordercolor=#ffffff|imageshadow=shadow1|bordercolorhover=#cfcfcf|bgcolor=none|bgcolorhover=none|overlib=2|type=0}

Вот как дальнейший ход событий описал сам командир 53-й ГвТБр:

"Чудовищных размеров танк выбирался из лощины. Он полз на подъем рывками, буксуя в песке. Радировал с левого фланга майор Коробов:
- Идут.
Я отвечаю:
- Не спешить! Бить с четырехсот метров.
Между тем из лощины выползла вторая громадина, потом показалась и третья. Появлялись они со значительными промежутками: пока вышел из лощины третий танк, первый уже миновал засаду Ивушкина. "Бить?" - спросил он. - "Бей!" Вижу, как слегка шевельнулся бок копны, где стоит танк Оськина. Скатился вниз сноп, стал виден пушечный ствол. Он дернулся, потом еще и еще. Это Оськин вел огонь. Я отчетливо видел в бинокль, как в правых бортах вражеских танков появились черные пробоины. Вот и дымок показался, и пламя вспыхнуло. Третий танк развернулся фронтом к Оськину, но, прокатившись на перебитой гусенице, остановился и был добит.

Передаю по радио: "307 - 305". Сигнал общий. Ударило прямой наводкой сразу десятка три стволов. Да и гаубичные дивизионы накрыли лощину навесным огнем, и она на всем протяжении до Оглендува скрылась в тучах дыма и песчаной пыли".

Появились "Юнкерсы" и "Мессершмитты" и почти одновременно наши истребители. Закипел бой в воздухе. 2-й танковый батальон Коробова в течение дня вел бой с танками противника западнее высоты 247,9. К исходу дня 53-я бригада заняла оборону по ее южной части - 300 м восточнее деревни Оглендув в готовности для наступления в направлении на Шедлув. Два танка 3-го ТБ с ротой автоматчиков в 22.00 атаковали деревню, которую к восьми часам утра удалось полностью очистить от противника. После чего 3-й ТБ закрепился на окраине. Среди взятых в деревне трофеев оказались и отошедшие после неудачной атаки немецкие танки. Здесь-то и выяснилось, что бой пришлось вести с новейшими немецкими танками (туманным утром разбираться было некогда, и в первых донесениях, сосчитав горящие танки, сообщили об уничтожении трех "Пантер").

2-й ТБ во взаимодействии со 2-й танковой ротой 71-го ОГвТТП и 289-м стрелковым полком в 9.00 начал наступление в направлении на Зарез. Находившиеся западнее Оглендува "Тигры-Б" своим огнем преградили путь наступающей пехоте. Тогда взвод танков ИС-2 гвардии старшего лейтенанта Клименкова, выдвинулся вперед и с заранее подготовленных позиций открыл огонь по танкам противника, в результате короткого боя Клименков один танк сжег и один подбил.

После этого пехота, не встречая сильного сопротивления, вошла в Оглендув, где уже добивали противника танки 3-го ТБ. В это время 7 танков "Тигр-Б" атаковали наши позиции с направления высоты 272,1. Находившийся в засаде в кустарнике восточнее Мокре на танке ИС-2, гв.ст.л-та Удалов (Удалов воевал на ИС-2 с башенным № 98, имевшим пушку Д-25) подпустил танки противника на 700 - 800 м, открыл огонь по головному и после нескольких метких выстрелов один танк был сожжен, а второй подбит.

Танки противника отвернули и начали удаляться. Удалов вывел свою машину лесной дорогой навстречу противнику и с опушки леса снова открыл огонь. Оставив еще один горящий танк, противник повернул назад. Вскоре атака "Королевских тигров" повторилась, на этот раз они шли в направлении Поник, где стоял в засаде танк ИС-2 гв.л-та Белякова, который открыл огонь с дистанции 1000 м и третьим снарядом зажег танк. Видя и здесь губительное для наступления направление, оставшиеся танки противника повернули назад.

Всего же за трое суток непрерывных боев в период с 11 по 13 августа 1944 года в районе местечек Сташув и Шидлув войсками 6-го ГвТК было захвачено и уничтожено 24 вражеских танка, 13 из которых были новейшими тяжелыми танками "Тигр-Б".

"В период с 9 по 19 августа 1944 года 52-я ГвТБр пленила 7 и уничтожила 225 солдат и офицеров, уничтожила один пулемет, захватила 3 пушки, уничтожила 6 танков и 10 грузовых автомашин, две спец.машины".

Помимо этого, как следует из донесений частей и соединений корпуса о пленных и трофеях, захваченных у противника:

Всего же, с 1 по 29 августа 1944 года 53-я ТБр уничтожила 8 обер-офицеров, 37 унтер-офицеров, 153 солдата, захватила 2 унтер-офицера, 6 "Королевских тигров" и уничтожила: 1 самолет, 12 танков, 29 гаубиц, 150 винтовок, 7 автоматов, 20 пулеметов, 4 миномета и 2 пушки". Необходимо отметить, что этот успех был тем более впечатляющим, что подразделения 6-го ГвТК в этих боях не потеряли ни одного своего танка.

Потери противника, чуть позже, подтверждались и разведсводкой № 39 штаба 6 ГвТК, составленной 16 августа в 19.00:

"16.08 в районе Зараз захвачен пленный, принадлежащий 501-му батальону тяжелых танков.

Пленный показал, что 501-й отдельный батальон тяжелых танков формировался в Германии, получил 40 новых танков: до 20 "Королевских тигров" и до 20 типа "Т-4". В районе Хмельник батальон прибыл две недели назад. В настоящее время в батальоне осталось до 26 танков, остальные сожжены и подбиты.

Пленный, кроме своих танков, видел танки "Тигр" другой части. Нумерацию части пленный не знает".

По воспоминаниям командира 53-й ГвТБр: "... кто подбил и сколько - вопрос трудный, так как огонь вели и танкисты двух батальонов - И.М.Мазурина и A.Г.Коробова, и приданные нам два артиллерийских (185-й гаубичный и 1645-й легкий) два самоходно-артиллерийских (1893-й и 385-й) полка. Отлично работала штурмовая авиация. Экипаж Оськина сжег три танка, один подбил. Сам Александр Петрович был удостоен звания Герой Советского Союза, Абубакир Мерхайдаров - ордена Ленина. Отмечены были наградами все члены экипажа".

 


После боя командир 2-го ТБ Коробов составил доклад, в котором указал, что "около 20 больших танков наступало в стыке его батальона и 51-й гвардейской ТБр". Правомерен вопрос, а куда девались остальные "Королевские тигры"? Им так же не повезло. Они попали в засаду, устроенную командованием 52-й ГвТБр, занимавшей оборону на левом фланге 6-го ГвТК. 2-й танковый батальон этой бригады под командованием майора А.Н.Голомидова 12 августа расположился на опушке леса в районе деревни Мокре, расположенной в нескольких километрах западнее Сташув. Ближе к вечеру комбат вызвал командира роты старшего лейтенанта В.И.Токарева и, указав точку на карте, приказал там организовать засаду. В километре от боевых порядков батальона, в районе высотки с кустарниками, два танка, возглавляемые командиром роты, встали в засаду.

Всю ночь на 13 августа танковые экипажи провели без сна. "Тридцатьчетверки" были частично врыты в землю среди копен из снопов хлеба. Обнаружить обе машины было совершенно невозможно.

Вот как дальнейший ход событий описал командир 52-й гвардейской танковой бригады Герой Советского Союза гвардии подполковник Л.И.Курист:

"Рано утром в небе появилась так называемая "рама" - вражеский самолет-корректировщик. Он пролетел над нашим районом и скрылся. Немного погодя противник открыл сильный артиллерийский огонь. Снаряды со свистом пролетели над головами танкистов и разрывались позади - на опушке леса и окраине ближнего села. - Теперь пожалуют "Тигры" да "Пантеры", - сказал Токарев, когда налет прекратился. - Я буду в окопе, оттуда виднее. А вы, Георгий (Комаричев - старший сержант, наводчик орудия танка командира роты), будьте начеку.
Комаричев и Джопаридзе (заряжающий) напряженно всматривались вдаль, откуда доносился рокот моторов. Спустя несколько минут они увидели, как из-за холма появились бронированные машины, идущие из лощины в обход высоты, подставляя борта нашим танкам. Видимо, немцы даже не предполагали, что здесь может быть засада.
- Пять, шесть, семь ... двенадцать...- считал Комаричев.
- Тенгиз! Двадцать! Понимаешь, двадцать!!! А за ними - пехота!
- Ничего, Жора. Мы - гвардейцы!
- Давай бронебойные!
Вражеские танки заметил и экипаж младшего лейтенанта Степана Крайлова. Танкисты решили подпустить врага на близкое расстояние, чтобы бить наверняка.
Когда немцы оказались метрах в пятистах, Комаричев и Крайнев открыли огонь. От выстрела Комаричева загорелся один "Тигр", Крайнев подбил другой. Фашисты делали отчаянные попытки пробиться к опушке леса. Танки взяли чуть левее. Однако и это не помогло: на поле боя остались горящие и подбитые машины. Неся большие потери, немцы дрогнули, танки развернулись и начали постепенно отходить назад. От дальнейших попыток наступать на рубеж, занятый бригадой, они отказались."

О накале того боя можно судить хотя бы потому, что экипажи танков израсходовали почти все снаряды. На счету Комаричева и Джапаридзе было восемь уничтоженных "Тигров" и "Пантер". Крайнев подбил шесть: "...Вступив в противоборство с противником, наши танкисты уничтожили 14 танков, более 50 гитлеровцев, а главное - сорвали контратаку врага на своем участке".

К сожалению, оба командира танковых бригад в своих воспоминаниях отдельно не указали точного количества уничтоженных и подбитых "Королевских тигров". По последним данным, опубликованным в книге "Тактика действия танков Тигр-I и Тигр-II" английского исследователя Томаса Йенца, через неделю после боя на 21 августа 1944 года в строю 501-го танкового батальона насчитывалось 12 исправных танков Тигр-II, 27 танков требовали ремонта, а шесть танков Тигр-II были безвозвратно потеряны. Однако, приводя эти данные, автор несколько лукавит. На поле боя у Оглендув, Мокре и Шидлув осталось 12 танков "Тигр-Б". На сегодняшний день из архивных данных явствует, что во время этих боев удалось наголову разгромить 501-й отдельный батальон "Тигров-Б", захватив при этом три совершенно исправных машины нового образца, с башенными номерами 102, 502 и 234.

Танк № 502 был обнаружен стоящим во дворе дома на окраине деревни Оглендув. Причина, по которой экипаж бросил технически исправную боевую машину остается неясной. Скорее всего, поскольку деревня Оглендув была взята одним стремительным броском наших танков, экипаж "Королевского тигра" просто панически бежал, оставив всю техническую документацию внутри машины. В танке находился полный боекомплект и достаточный запас топлива. По найденной в нем технической документации выяснилось, что танк прошел всего 444 км. При попытки запустить двигатель он завелся "с пол-оборота".

Захваченные танки №102 и №502 были командирскими, так как имели дополнительные средства связи. Об их дальнейшей судьбе вы можете прочитать здесь.

Немцы оценили случившееся достойно, сняв фон Легата с должности уже через неделю.

Вскоре во фронтовой газете 6-го ГвТК "Боевой призыв" появилась передовица подзаголовком - "Лучшие в мире танки - наши, советские!". В ней так были освещены недавние события на Сандомирском плацдарме: "...Увидев наши, во всем превосходящие, танки, немцы принялись строить свои неуклюжие и неповоротливые чудовища - "Тигры", "Пантеры" и "Фердинанды". Но эти машины по прежнему уступали и уступают качеству советских машин. Это доказано из последних сражений, где путь отступления германских армий усеян обломками "Тигров" и другой немецкой техники. Не испугали советских воинов и последние немецкие танки типа "Т-VIБ" "Королевский тигр". Наши танкисты и артиллеристы при первой же встрече с ними доказали абсолютное превосходство наших боевых машин против этого, так называемого, "секретного" оружия немцев. Наши доблестные танкисты Оськин, Удалов и Потеха в первом же бою уничтожили по несколько "Королевских тигров"... Опыт боев на советско-германском фронте доказал, что преимущество советских танков над немецкими явное и неоспоримое. Наши новые танки имеют лучшую пушку, они обладают высокой проходимостью и маневренностью".

Так был сделан первый шаг к созданию легенды, затенившей своей вульгарной и неуклюжей пропагандой действительный и куда более впечатлительный успех наших воинов-танкистов.

Причинами полного фиаско "Королевских тигров", так и не оправдавших надежд немцев под Сандомиром, стали умелая организация обороны и, бесспорно, мастерство наших танкистов. С другой стороны, противника подвели многочисленные просчеты в планировании и тактике, неудачный выбор направления для применения тяжелых танков, особенно 70-тонных "Королевских тигров". Желание поскорее бросить в бой не доведенное до "ума" "чудо-оружие" привело в конечном итоге к тому, что очередной приготовленный немецкими "танковыми кулинарами" "блин" так и не попал на стол в надлежащем виде.

Кстати, в некоторых западных источниках почему-то утверждается, что якобы захваченный Тигр с номером 502 на самом деле имел номер 002, и что якобы сами русские поменяли номер. В эту глупость с трудом верится. Во-первых, нет никакой разницы какой номер имеет танк и, следовательно, нет никакого смысла менять номера. А во-вторых, по немецким отчетам легко проверить танки с какими номерами входили в состав 501-го батальона. И тут выяснится, что Королевского Тигра с номером 002 никогда не существовало. А вот танк с номером 502 был.

Для полноты картины хотелось бы заметить, что 501-й батальон тяжелых танков (s.Pz.Abt.501) был сформирован 10-го мая 1942 года из двух танковых рот. Входил в состав 7-го танкового полка. 6-го марта 1943 года в батальон была включена третья рота. Участвовал в боях в Северной Африке, где в мае 1943 года был почти полностью уничтожен. Вновь создан 9-го сентября 1943 года. Летом 1944 года получив новую матчасть (Королевские Тигры), батальон был включен в состав группы армий "Северная Украина" и отправлен на Восточный фронт. После описанных событий у Сташува, батальон вел оборонительные бои у реки Пилица, вновь понес большие потери и к осени был отведен в тыл на переформирование. Осенью, 27 ноября 1944 года, батальон был переименован в 424-й батальон тяжелых танков и придан XXIV-му танковому корпусу, а бывший 101-й батальон тяжелых танков СС был тогда же был переименован в 501-й.

Источники: "Танкомастер" №6 1999.
Отчет о боевых действиях 71 ОГвТТП;
T.Jentz "Panzertruppen" vol.2